Robototehnika-info.ru

Робототехника Инфо
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Брик, Осип

Брик, Осип

Осип Максимович (Меерович) Брик (16 января 1888, Москва — 22 февраля 1945, Москва) — российский литератор, литературовед и литературный критик.

Биография

Получил юридическое образование. В 1912 году женился на Лиле Юрьевне Каган. В 1915 году состоялось знакомство Бриков с В.В. Маяковским. Издал поэмы Маяковского «Облако в штанах» и «Флейта-позвоночник». С 1918 года Брики и Маяковский жили одной семьёй.

С 1916 года Осип Брик занимался филологией и журналистикой. Один из организаторов ОПОЯЗ (Общество изучения поэтического языка). Участник художественных объединений левого искусства (комфуты, МАФ, Леф, Реф).

Теоретик и идеолог, создатель теорий социального заказа, производственного искусства, литературы факта. Повесть «Не попутчица» (1923) вызвала бурные дискуссии. Автор острых полемических статей «Против творческой личности», «Почему понравился „Цемент“», «Разгром Фадеева».

В 1926 году написал в соавторстве с В. Маяковским пьесу «Радио-октябрь».

В 1930-х «уходит в тень», пишет статьи о Маяковском, рецензии, ведёт литкружок. Произведения Брика до середины 1990-х гг. не переиздавались.

Ссылки

Wikimedia Foundation . 2010 .

Смотреть что такое «Брик, Осип» в других словарях:

Брик, Осип Максимович — Осип Максимович Брик Дата рождения: 4 (16) января 1888(1888 01 16) Место рождения: Москва, Российская империя Дата смерти: 22 февраля 1945( … Википедия

Брик Осип Макс. — БРИК Осип Макс. (1888 1945) писатель, драматург, в кино сценарист и критик, исследователь рус. классич. стиха. Окончил юридич. ф т Моск. ун та (1910). Один из организаторов Об ва изучения поэтич. языка (ОПОЯЗа) и изд. Сб ков по теории поэтич.… … Российский гуманитарный энциклопедический словарь

БРИК Осип Максимович — (16 января 1888, Москва 22 февраля 1945), российский литературовед, критик, драматург, сценарист. Окончил юридический факультет Московского университета (1910). Был теоретиком литературной группы «Леф». Печатался в журнале «Леф», был редактором… … Энциклопедия кино

БРИК Осип Максимович — (16.1.1888—22.2.1945), советский литератор. Окончил Московский университет. Печатался с 1915. Редактировал с В. В. Маяковским журнал «ЛЕФ» (1923—25) и «Новый ЛЕФ» (1927—28). Написал сценарии фильмов: «Два Бульди два» (по Ф. Гоппа,… … Кино: Энциклопедический словарь

Брик Осип Максимович — Осип Максимович (Меерович) Брик (16 января 1888, Москва 22 февраля 1945, Москва) российский литератор, литературовед и литературный критик. Биография Получил юридическое образование. В 1912 году женился на Лиле Юрьевне Каган. В 1915 году… … Википедия

Брик, Осип Максимович — [1888 ] теоретик литературы, группы "Леф". Был членом "Опояза" (см.) и издателем "Сборников по теории поэтического яз." [1916]. Один из основных сотрудников журн. "Леф" (см.) [1923] и "Новый Леф"… … Большая биографическая энциклопедия

Брик (значения) — Брик Содержание 1 Еврейская фамилия 1.1 Этимология 1.2 Известные носители … Википедия

Брик — Осип Максимович (1888–) теоретик литературы, группы «Леф». Был членом «Опояза» (см.) и издателем «Сборников по теории поэтического яз.» (1916). Один из основных сотрудников журн. «Леф» (см.) (1923) и «Новый Леф» (см.) (1927–1928).Библиография: I … Литературная энциклопедия

Брик (фамилия) — У этого термина существуют и другие значения, см. Брик. Брик   фамилия Этимология Еврейская фамилия Брик может происходить: от слова «брик» (идиш בריק мост); от аббревиатуры  начальных букв словосочетания «Бен рабби Йосеф Коэн» (сын… … Википедия

Осип Брик — Осип Максимович (Меерович) Брик (16 января 1888, Москва 22 февраля 1945, Москва) российский литератор, литературовед и литературный критик. Биография Получил юридическое образование. В 1912 году женился на Лиле Юрьевне Каган. В 1915 году… … Википедия

Брик Осип Максимович

БРИК Осип Максимович (Меерович) [16.1.1888, М. — 22.2.1945, М., похоронен на Новодевичьем кладб., колумбарий] — прозаик, драматург, литературовед, лит. критик.

Отец — купец первой гильдии Макс (Меер-Гозиас) Павлович Брик (1859–1928), владелец фирмы ««Павел Брик, Вдова и сын», торговавшей кораллами. Мать — Полина Юрьевна Брик (Сигалова). Учился в третьей моск. гимназии, из восьмого класса кот. был исключен за рев. пропаганду. В юности увлекался политэкономией, избран руководителем пропагандистского кружка в женской гимназии, где в 1905 познакомился с тринадцатилетней Лилей Юрьевной Каган (Брик). В 1910 окончил юридич. фак-т Моск. ун-та, начал работу в фирме отца. 26 марта 1912 состоялась свадьба Осипа Б. и Лили Каган.

В 1914 Б. переехали в Пг., где в своей квартире на ул. Жуковского организовали артистич. салон. В 1915 Осип и Лиля Б. знакомятся с В. Маяковским, кот. вскоре становится гл. фигурой в салоне Б. В 1916 издает поэмы Маяковского «Облако в штанах» и «Флейта-позвоночник».

Читайте так же:
Пва песочно цементный раствор

Начав печататься в 1915, Б. заявляет о себе прежде всего как о талантливом исследователе-филологе. В 1917 опубл. работу « Звуковые повторы », в кот. произведен анализ звуковых структур в тв-ве А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова и предложена классификация поэтич. повторов. Немногочисленные работы 1920-х посвящ. исследованиям в обл. поэтич. речи.

Весной 1919 семья Б. и Маяковский переезжают в М., где начинают работу в «Окнах РОСТА». В это же время Б. принимает активное участие в работе организации Моск. лингвистического кружка. В 1919–21 состоял на службе в ЧК, являлся членом большевистской партии. С 1916 по 1925 вместе с ведущими лингвистами (Р. Якобсон, Е. Поливанов, Л. Якубинский) и литературоведами (В. Шкловский, Б. Эйхенбаум, Ю. Тынянов) участвовал в создании и работе Об-ва изучения поэтич. языка (ОПОЯЗ).

В 1923 возвращаются в Л-д. Летом 1923 семья Б. и Маяковский посетили Германию, где отдыхали вместе с В. Шкловским и Р. Якобсоном.

В квартире Маяковского в Гендриковом пер. с 1926 по 1930 Б. становится активным участником собраний различных объединений левого искусства (МАФ, ЛЕФ, РЕФ). Вместе с Маяковским был редактором изд. «Искусство коммуны» (1918), «ЛЕФ» (1923–25) и «Новый ЛЕФ» (1927–28). В 1926 в соавт. с Маяковским созд. пьесу « Радио-октябрь ». В 1927 написан, но не был опубл. публицистич. роман « Еврей и блондинка ». С 1930 пишет литературоведческие ст. и рец., ведет лит. кружок. В кон. 1920-х — нач. 30-х — один из руководителей сценарного отд. киностудии «Межрабпомфильм». Автор либретто к операм «Камаринский мужик» (1933), «Именины» (1935), «Иван Грозный» (1941).

Наибольший интерес представляет работа « Ритм и синтаксис » (1927) с гл. тезисом «Ритм — особенным образом оформленное движение». Ст. и исследования Б. оказали значительное влияние на представителей формальной школы литературоведения. Вклад Б. в науку был оценен уже современниками. В оценке Р. Якобсона, «Осип Максимович Б. занимает одно из главных мест среди тех молодых российских исследователей, кот. в 10-х–20-х годах ХХ века значительно ускорили развитие научной поэтики в мире… Способность к строгому, последовательному анализу, отчетливым определениям, постоянное пристрастие к жесткой, смелой, иногда парадоксальной структуризации — наиболее яркие черты его способа мышления».

Как ученый-теоретик с сер. 1920-х Б. занимается социологией лит-ры, активно разрабатывает «теорию социального заказа». Понимание сущности искусства наиболее ярко выразил в ст. « Т.н. “формальный метод” » (ЛЕФ. 1923. № 1): «Все великое создано в ответ на запросы дня <. > не себя выявляет великий поэт, а только выполняет социальный заказ <…> Не будь Пушкина, “Евгений Онегин” все равно был бы написан». В русле этих же идей и представлений выдержаны вызвавшие наиболее острые дискуссии литературоведческие ст. « Против творческой личности », « Почему понравился “Цемент” » и примыкающая к ним повесть « Не попутчица ».

Значительным оказался вклад Б. в кинопублицистику. Им было создано неск. киносценариев, по кот. сняты фильмы: в 1928 — немой фильм по повести И. Новокшонова «Потомок Чингисхана» (реж. Вс. Пудовкин), в 1929 — драма о жизни цирковых артистов во время гражданской войны «Два-бульди-два» (реж. Л. Кулешов, Н. Агаджанова-Шутко), в 1936 — драма по роману С. Айни «Дохунда» (реж. Л. Кулешов). В 1930–40 Б. — один из наиболее активных деятелей в сфере кинематографа. В многочисленных статьях он осмысляет различные проблемы нового искусства, в т.ч. роль поэта В. Маяковского в кино (« Сценарные мытарства», «Маяковский-сценарист», «Глазами поэта »), предпочтительность докум. жанров (« Довольно работать «вглухонемую»», «Где трехминутки?», «Остановились на полпути »), сложность положения сценариста (« О критике сценария», «За кинодраматургию »).

Как педагог и организатор способствовал становлению худож.-полиграфич. производства и образования в России. Был директором Ин-та худож. культуры (ИНХУКа) и разработчиком учебных программ ВХУТЕМАСа.

Особую роль сыграл в творч. судьбе В. Маяковского, став после смерти поэта издателем, комментатором и исследователем его произведений. В 1934 опубл. ст. « Ленин в стихах Маяковского », в том же году при участии Лили Б. « Альманах с Маяковским ».

Читайте так же:
Цементный раствор м200 по госту

Творч. наследие Б. до 1990-х в России не переизд. В 2010 на базе Моск. ун-та печати (МГУП) прошли I-е Бриковские чтения, посвящ. проблемам поэтики и фоностилистики, творческому наследию Б.

Соч.: Звуковые повторы // Сборники по теории поэтического яз. Вып. II. Пг., 1917, Ритм и синтаксис // Новый ЛЕФ. 1927. № 3–6.

Лит.: Осип Максимович Брик: Мат-лы к биографии / Сост., очерк жизни и творч, прим. А. Валюженича. Акмола, 1993; Словарь лит. окружения Игоря-Северянина: в 2 т. / вст. ст., сост., комм. Д. С. Прокофьева. Псков, 2007.

Почему понравился цемент брик

С 1916 года Осип Брик занимался филологией и журналистикой, отчасти занимался поэзией. В 1919–1921 гг. служил в ЧК и состоял в партии большевиков. Известен как создатель теорий социального заказа, производственного искусства, литературы факта. Повесть «Не попутчица» (1923) вызвала бурные дискуссии. Автор полемических статей «Против творческой личности», «Почему понравился „Цемент“», «Разгром Фадеева». В 1930-х «уходит в тень», пишет статьи о Маяковском, рецензии, ведёт литкружок. Произведения Брика до середины 1990-х гг. не переиздавались. Поэтические переводы Брика по текстам РГАЛИ опубликованы Верой Полиловой.

В сердце отрава.

Вот приказали мне зарыть врага, который пал в сраженье.
В руки мне дали лопату, пальцем наметили: враг!

Гряньте отходную, горны! Гряньте протяжно, со стоном!
Бейте в литавры, оркестры! Дуйте в медные трубы
Тяжким, мрачным, унылым – похоронным звоном.

Бойко схватил я лопату, – а не знаю, кто он мой враг:
холоп? господин? рабочий?
простолюдин, или знатный?
Знаю одно лишь, – он враг.
Ибо вражий покрой его кепи, и вражьи на нем петлицы,
Хоть полуопущены веки, и сжатый кулак у курка
такой же точно бескровный,
такой же точно бессильный,
как руки родного брата, как брата родного рука.

Как же тебя я зарою, враг ты мой омертвелый,
если такой ты, как брат?!
Как схоронить мне тебя, твое остывшее тело,
если убил тебя брат?!

Вынянчен ты черноземом – тучным, пахучим.
Выращен любящей мамкой – доброй, радивой.
Выласкан ласковой девкой – нежной, стыдливой.
Вынянчен ты черноземом – тучным, пахучим.

Летом сходил ты на поле – жать серпом жито.
В осень копал ты картошку – мотыгой.
Зиму просиживал в хате – за пьянкой.
А в вёсну, а в вёсну кружил дивчат на гулянках!

Уходил с лошадьми ночевать на соломе в ночное.
Или ложился с женою
с своей, с черноокой.
Отца-старика содержал в своей хате, как бог приказал нам.
Кормил его сытно, примерный был сын ты.

И вдруг тебя взяли в солдаты.
Дали мундир с сапогами,
винтовку с штыком и прикладом.
Вот ты как выглядишь складно,
пронзенный штыками!

Ты лежишь на невспаханном поле.
«Иди!» – генералы сказали.
Генералам цари приказали.
Царям – властолюбье и бог.
От бога вся власть исходит.
На троны царей он возводит.
Потому у моих ты ног.

И лежишь на невспаханном поле.
Окровавленный лик твой безжизнен.
Но божья исполнилась воля,
чтоб шла от моря до моря
граница моей отчизны.

На то была божья воля,
чтоб уголь и нефть и любая
промышленность нашего края
росла без пошлин, вольна.
Потому ты и лег, умирая.
Не собрать тебе урожая.
Не свезти на помол зерна.

Не пойдешь ты к своей черноокой.
Не будешь растить с ней ребят.
Твой двор опустеет широкий.
Огород твой размоют потоки
и пушки исколесят.

А так как обильно очень
ты свою унаваживал почву,
ты ляжешь, о враг мой, навозом
для моих грядущих посевов.

На тебе я воздвигну свой замок,
Ограду, одетую в броню.
На тебе утвержу мою славу
и в песнях ее растрезвоню.

Будут и дети и внуки
по школам твердить наши были:
о том, как тебя мы убили. –
Да будет им прок от науки!

В удушье ночи чья-то песнь.
Листвы разобранную плес’нь
луна белесым цинком кроет.

Песнь… как зарытое живьем
в подпочву эхо… Подойдем…
– Умолкло… Взглянем, – что такое?

– А! Жаба. Не пугайся! Твой солдат,
он при тебе. Ты здесь со мною.
Гляди: – поэт с бескрылою спиною…
Болотный соловей… Какой отврат! –

Читайте так же:
Цементный раствор для плавающей стяжки

Поет… – Отврат! – …Чем? На тебя
два глаза смотрят, два светила…
Под камень уползло, застыло.
Всего. Я – эта жаба, – я!

Красавец пес! К хозяйке любишь ты ласкаться.
А я смотрю и злюсь. С чего бы? Вот вопрос!
С того, что… видишь ли… мне не к кому прижаться.
Хозяйки нет. И я… я не красавец пес.

Боб! Боб! О мне б на это имя откликаться!
С веселым лаем! высоко задравши нос!
Но нет во мне породы. Не сумели взяться.
Крещеный выродок… собачья смесь… барбос!

О Боб! Мы поменяемся в метампсихозе.
Мне бубунцы твои, – тебе мои стихозы.
За кожу шерсть… блохастая? Плевать! Прошу!

И я – сэр Боб! Я тот, кому не изменяют.
Я с шавками грызусь. Меня Она кусает!
И с именем ее ошейник Я ношу!

И он бретонец и креол
бывал здесь – в муравьиной куче,
где все базар, где все текуче,
где бледен солнца ореол.

Смелей! в толпу зевак… Забрел
куда! Назад. Затерт в толкучке.
Пожар чуть тлеющий. Дым тучкой.
И ходит по рукам ведро.

Девчонка Муза здесь мамзелью
гулящей шлялась по панели.
Пристали: Чем торгуешь? ась?

Ничем. – И стала, как ворона.
Не уловила пустозвона.
За ветром глазками гналась.

Ей причиталось двадцать лет.
Мне двадцать стукнуло монет.
Мы все в одну мошну сложили
и ценным вкладом поместили
весной в неверный лунный свет.

Луна, сияя в вышине,
с пятак дыру прожгла в мошне.
Туда двадцатки наши смылись,
затем луна, – и ночь затмилась.

В монете двадцать этих лет.
В монете двадцать тех монет.
От лунной дырки к дырке, – или
от «жили вместе» к «вместе жили» –
баланс в одном, примерно, стиле.

И встретил я ее. – На нет
сошли двадцатки лет, монет,
и дыр, и лун. – Но всё как было: –
она чиста, ей двадцать лет
и… коммунаркой ярой слыла.

Потом: – с мужчиной в кабинет
за две, не за двадцать монет.
Потом на свалке, в общей гнили
ночь даром, без луны в могиле.

Телеги времени скрипят тугие оси.
Неспешны рыжие быки в упряжке. Осень.
Лазурь дырявит золотую ткань листвы.
Октябрь электроскопом вздрогнул и застыл.

Эпоха Каролингов. Мы цари тихони.
Мы шагом стада стадо наших мыслей гоним.
Чуть помним: – умирают, поле перейдя.
И утро забываем на закате дня.

В домах опустошенных бродим привиденьем,
без простынь, без вериг, без жалоб, безыдейно.
Мы призраки, мы оборотни в ясный день,
далеких лет любовных объяснений тень.

Мы двадцать лет спустя достали из-под спуда
старинные привычки. Тысячи Латюдов
припоминают жестами тюрьмы режим.
Но от того ни холодно, ни жарко им.

Опять пришла пора стандартных разговоров.
Смирился человек. И тот напев, который
назойливо прилип к губам – дурацкий джаз.
Его по радио давали сотни раз.

Что двадцать лет? От детства к детству промежуток.
За первородство мы наказаны, нам жутко
увидеть двадцать лет спустя тех малышей,
тогда беспечных, выживших до наших дней.

А «Двадцать лет спустя» игривое названье
для наших дней. Смешное словосочетанье
Дюма отца уводит в сторону мечту
и с ней любимую, единственную, ту.

Она одна красавица. О ней мечтаю.
Моя голубушка, как осень золотая.
О ней тревожусь я. Люблю ее одну.
И жду ее письма. Считаю дни и жду.

От древа бытия ты зрелый плод вкусила.
Судьба нам считанные годы отпустила,
жена моя! Но много счастья в них.
О нас болтаю, говорили «Двое их».

Поверь! Что в нем, в юнце, в задорном забияке.
Он тает в отдалении, как тают знаки,
как буквы на несчастном берегу морском.
Он – эта тень, ничто, – тебе он незнаком.

Как в небе облака меняются мужчины.
Мне на лицо ладонь твоя легла. Морщины
на лбу разгладила, заботлива, нежна,
помедлив чуть, где начиналась седина.

Любовь, любовь моя! Ты мне одна родная
вот в этот грустный сумеречный час, когда я
теряю разом все, – и голос, и веселье,
и нить стихотворения, и жизни нить.
«Люблю тебя». Признанье повторить хотел я,
Но без тебя «люблю» так больно повторить.

Читайте так же:
Рассчитать количество песка щебня цемента для ленточного фундамента

Почему понравился цемент брик

Лиля Брик Роковая муза

Лиля Брик Роковая муза

В рамках Международного фестиваля "Мода и стиль в фотографии 2007" в Москве состоялось открытие выставки "Лиля Брик. Femme fatale". Интерес, проявленный к экспозиции, лишний раз доказал: слухи о том, что время — главный властелин, сильно преувеличены. Брик не стало почти тридцать лет назад, а магиче.

Отношение к Лиле Юрьевне в литературных кругах было неоднозначным. Анна Ахматова так описывала 38-летнюю Брик: «Лицо несвежее, волосы крашеные и на истасканном лице наглые глаза». По Москве ходили слухи о том, что Лиля и Осип — агенты НКВД, благодаря чему могут беспрепятственно разъезжать по миру. И что неспроста в день гибели Маяковского их не было в России. Говорят, что даже родная мать относилась к старшей дочери с неприязнью — не могла простить ей то, что она увела у Эльзы Владимира Маяковского, которого та любила до последнего дня своей жизни.

Майя Плисецкая, которая именно у Бриков познакомилась со своим будущим мужем композитором Родионом Щедриным, вспоминала: «Денег у них водилось видимо-невидимо. Она сорила ими направо и налево. Не вела счету. Когда звала меня в гости, оплачивала такси. Так со всеми друзьями. Обеденный стол, уютно прислонившийся к стене, на которой один к другому красовались оригиналы Шагала, Малевича, Леже, Пиросмани, живописные работы самого Маяковского, всегда был полон яств. Икра, лососина, балык, окорок, соленые грибы, ледяная водка, настоянная по весне на почках черной смородины. А с французской оказией — свежие устрицы, мидии, пахучие сыры…» http://gazeta.aif.ru/online/superstar/111/34_01

Лиля Брик Роковая муза

Лиля Брик Роковая муза

В рамках Международного фестиваля "Мода и стиль в фотографии 2007" в Москве состоялось открытие выставки "Лиля Брик. Femme fatale". Интерес, проявленный к экспозиции, лишний раз доказал: слухи о том, что время — главный властелин, сильно преувеличены. Брик не стало почти тридцать лет назад, а магиче.

ндяя. сплошное буржуинство.
Однако из той же статьи.

В свои 86 лет Лиля Брик была окружена не только старыми друзьями, но и молодежью. Попасть в дом легендарной женщины мечтали все. Василий Катанян писал в своей книге: «У нее был «талант жить». В это понятие входили и уютный, красивый дом, радушное гостеприимство, умение угостить, собрать вокруг интересных людей, вести беседу так, чтобы собеседники опять и опять захотели ее увидеть. И хотели!»

В своей жизни Брик пыталась заниматься многим — снималась в кино, была моделью, танцевала, ваяла скульптуры. Но в историю вошла как человек, обладающий уникальным даром распознавать таланты. Она была одной из первых, кто пригласил в гости Булата Окуджаву и предложил записать его песни на магнитофонную ленту. Она помогла знаменитому режиссеру Сергею Параджанову, оказавшемуся за тюремной решеткой.
«Лиля обладала волшебной палочкой и великодушно касалась ею тех, кто выражал определенные взгляды и убеждения, кто был талантлив и неповторим, кто был смел, дерзок, нежен и беззащитен», — так писали о Брик французы в книге о ста самых знаменитых женщинах мира.

Сугубо практичный вопрос, интересно, а на что она так жила

Уточнила историю у деда. Кажется, будет в тему Он из семьи военного от авиации, но не летчика. Жили в военном городке, естественно, т.е. все происходило на его глазах и наверняка обсуждалось взрослыми в семье.
Во время войны в Испании в ней учавствовали советские летчики. Домой возвращались через Францию, семьям в целом и женам в частности, естественно, старались привезти какие-то гостинцы. Как выразился дед, верхнюю одежду — платья и все такое — им, наверно, было сложно выбирать-покупать, а вот домашнюю и нижнее белье им, возможно, советовали и помогали с выбором продавцы. И бо привезено на гостинцы N-е количество домашних халатов, на самом деле, скорее всего, японских, очень красивых, ярких, — но домашних. И, поскольку желание пофорсить перед окружающими неистребимо, то кто-то из жен решил прогуляться по улице в этом халате. Военный городок, особо пойти некуда, в магазин, в клуб, слава Богу, не пошли, а вот между домами прогуляться — милое дело А раз одна решилась — то остальные думают: "А я чем хуже? У меня что, халат хуже?" И тоже пошли в халатах гулять. Сначала были прочищены мозги мужьям героинь, на тему "объясните своим женам, что это домашняя одежда, и на улице в ней ходить неприлично", а затем и сами дамы были собраны в клуб на 45-минутную лекцию на тему
А вот интересно все же. Рискнул бы сейчас кто-то из участниц диалога (особенно из защитниц белья в открытом виде на улицах) выйти на прогулку в умопомрачительно красивом, но все же явно для домашней носки халатике?

Читайте так же:
Раствор для стяжки сколько цемента

хотелось бы примеров в виде фото. Не пеньюары, а именно халаты домашние. Как сейчас выглядит нарядный , но домашний халат?

.
А вот интересно все же. Рискнул бы сейчас кто-то из участниц диалога (особенно из защитниц белья в открытом виде на улицах) выйти на прогулку в умопомрачительно красивом, но все же явно для домашней носки халатике?

Я так понимаю, насчет "защитниц белья в открытом виде на улицах" это камень и в мой огород)), так что отвечаю — нет, не рискнула бы)). Но ключевое слово в вашем посте — "явно". И то, что явно предназначено для домашней носки или для сна, я, слава богу, могу отличить от обычной одежды. Ну а простенькие однотонные майки или футболки, которые отличаются от обычных только надписью "underwear" на ярлычке — это другой коленкор.
К тому же у вас описана ситуация с женщинами, изголодавшимися по красивой, яркой одежде, к тому же у которых желание "пофорсить" напрочь отбило здравый смысл — это пока еще не мой случай))

я не скажу что удивилась бы увидев аткое на улице

комбинация с того же сайта.. честно говоря от платья летнего не отличу по фото, возможно в жизни смогу

А вот интересно все же. Рискнул бы сейчас кто-то из участниц диалога (особенно из защитниц белья в открытом виде на улицах) выйти на прогулку в умопомрачительно красивом, но все же явно для домашней носки халатике?

ну в пижамах и халатах у нас в магазины ездят — и даже не всегда красивых — даже день пижамы есть. так что я вполне могу и ни чем ни рискуя.

Вообще сложно сказать, но иногда смотришь — все нормально, и маечка, и все с ней в сочетании — может, и ничего особенного, но нормально, именно нормально, а иногда глянешь — и ну вот явное ощущение, что на человеке нижнее белье одето. ИМХО, одну и ту же маечку два разных человека оденут, и получатся как раз эти два случая. Надо уметь носить, ну и выбирать время, место, чтобы было уместно. В последней комбинации что-то такое для меня неуловимо присутствует, что не позволяет назвать эту вещь летним платьем. Возможно, черный "бельевой" бантик Вот если бы там была, скажем для примера, роза из ткани, или сам бант был покрупнее и не такой явно упрощенный — тогда да, тоже не отличила бы Кстати, выложенная здесь ночнушка работы прапрабабушки нынче вполне уместно смотрелась бы на улице летом на молоденькой девушке Во всяком случае, подобное, только неизмеримо более примитивное (ну никак не 100% ручная работа) попадалось, выглядело вполне уместно.
Кстати, по поводу уместности одежды. Даже не бельевой стиль, а просто леопардовая расцветочка. Летом возле супермаркета встретилась мне мадам — все при ней: и стройна, и фигура наличествует, и личико-прическа вполне. Лет так 40, мне показалось. В общем, многое может себе позволить. И были на ней брючки слегка так в обтяжечку в верхней своей половине и обтягивающая же кофточка a-la футболка с длинным рукавом (не знаю, как правильно назвать такой фасон). Все этой самой леопардовой расцветочки. И вроде сидит превосходно, и первая мысль при взгляде — ну только хвоста недостает! А ведь кто-то другой одел бы — и подобная мысль и в голову не пришла бы.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector