Robototehnika-info.ru

Робототехника Инфо
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Англичане ружья кирпичом не чистят

Англичане ружья кирпичом не чистят

На Лондонской биеннале дизайна прошел «День российского дизайна»

Фото предоставлено Московским Музеем Дизайна

Фото предоставлено Московским Музеем Дизайна

Фото предоставлено Московским Музеем Дизайна

Фото предоставлено Московским Музеем Дизайна

Фото предоставлено Московским Музеем Дизайна

Фото предоставлено Московским Музеем Дизайна

Фото предоставлено Московским Музеем Дизайнам

Фото предоставлено Московским Музеем Дизайна

В последние недели в Лондоне очень много экспериментального дизайна: сразу на двух крупнейших площадках города проходят тематические интернациональные форумы, посвященные разработкам и экспериментам в области вещной среды. В Музее Виктории и Альберта открылся Лондонский фестиваль дизайна, а в Сомерсет-Хаусе идет I Международная биеннале дизайна, на которой экспозиция России получила один из главных призов. TANR уже писала о том, что «Открывая утопию», проект Московского музея дизайна (ММД), награжден медалью за отражение главной темы нынешней биеннале — «наиболее последовательного и точного осуществления дизайнерской утопии». Москвичи представили выставку, посвященную экспериментальным разработкам советских технологов из легендарного ВНИИТЭ (Всесоюзный научно-исследовательский институт технической эстетики) 1960–1980-х годов, так никогда и не воплощенным, за небольшими исключениями, в жизнь.

Две другие главные награды получили павильоны Швейцарии и Ливана, работающие рядом с нашим. Швейцарцы, чья выставка разместилась буквально дверь в дверь с российской, посвятили свою экспозицию принципу нейтралитета, выраженному в обманчивости представленных объектов. Камни в их инсталляции сделаны из пенопласта и крайне легки, зато бумажные листы или иные, якобы легковесные, шарики изваяны из тяжелых материалов, призванных обмануть органы чувств. Миленько.

Масштабнее выступили ливанцы, построившие на террасе Сомерсет-Хауса целый арабский город с лабиринтом комнат, кафешек, грузовиков, заполненных фруктами и овощами. Сюда завезли жаровни и кальяны, начали печь лепешки со специями, из-за чего по набережной Виктории поплыли туманы вкуснейших запахов. Затем они включили телевизоры, посадили торговцев — короче, постарались максимально точно воплотить в центре чопорного Лондона кусочек аутентичной ливанской застройки. С рекламными плакатами и стайками уличных детишек. Вышло остроумно и необычно — на этот мини-городок как раз и выходят окна швейцарской и российской экспозиций. Если гора не идет к Магомету, то Магомет сам приходит к горе, а Восток поселяется в центре западного мира.

Западный мир

Жаль, что приз зрительских симпатий не заслужила турецкая инсталляция, опутавшая коридоры восточного крыла Сомерсет-Хауса прозрачными трубопроводами пневмопочты. Ибо метафора вышла сколь изящная, столь и наглядная. В самом павильоне Турции, в центре которого стоит эффектная трубчатая конструкция, похожая на модернистскую скульптуру, сияющую боками (если правильно подсветить), пишешь себе какую-нибудь записочку. Служащий отправляет ее путешествовать по пластиковым тоннелям, протянутым под потолком, соединяющим экспозиции разных стран. После чего послание возвращается обратно. Вам письмо!

Сомерсет-Хаус — квартал классицистических зданий на берегу Темзы. Раньше здесь были конторы и министерства, теперь во всех четырех крыльях монументального дворца с роскошным двором посредине (в нем, между прочим, показывают свои объекты Великобритания, Греция и Албания, получившая приз зрительских симпатий за скульптуру, состоящую из кривых зеркал в духе комнаты смеха) — музейные и выставочные пространства. В северном крыле работает знаменитый искусствоведческий Институт Курто с превосходной коллекцией импрессионистов, во всех остальных сейчас идет Биеннале дизайна: разные страны занимают соседние помещения, а зрители перетекают из комнаты в комнату, чтобы увидеть, кто во что горазд.

Да, в одном из отсеков западного крыла сейчас проходит выставка, посвященная творчеству Бьорк. И это еще одна рифма, связывающая Биеннале дизайна с дизайнерским фестивалем в Музее Виктории и Альберта, где также показывают большой проект, посвященный рок-музыке и шоу-бизнесу 1960–1980-х годов. Музыкальные выставки (тоже ведь имеющие отношение к миру дизайна) привлекают массу непрофильных и попросту «модных» посетителей, часть из которых вовлекается в приключения мира дизайнерских инициатив. Так что народу — море, у касс и национальных павильонов не протолкнуться (лучше приходить пораньше и не в выходные дни), ажитация царит нешуточная.

Вам письмо

Большая часть стран показывают экспериментальные и попросту фантазийные разработки. Японцы предсказуемо хвастают продвинутыми технологиями. Итальянцы рефлексируют о хрупкости классической культуры. Бельгийцы спускаются в метро — чилийцы, чья выставка рядом с российской, устремляются в космос. Кажется, только Московский музей дизайна обратился к истории технологических разработок из совсем уже законченного прошлого. Степан Лукьянов, арт-директор ММД, придумал изящную белую инсталляцию со множеством экранов, которую кто-то из лондонских критиков сравнил с декорациями к «Космической одиссее» Кубрика.

Александра Санькова, директор ММД, объяснила TANR:«То, что мы показали в Лондоне, — результат четырехлетних исследований, командной работы, разных перипетий и прекрасных находок. Я имею в виду не только архивы, прототипы и проекты. Самое главное — мы познакомились с сотрудниками ВНИИТЭ, бывшими и до сих пор работающими, замечательными людьми, «вниитянами», как они сами себя называют. В то время, когда многие советские заводы просто копировали западные образцы, во ВНИИТЭ создавали свои уникальные проекты, был системный подход, научная школа».

Понятно, что с дизайном в нашей стране — что тогда, что сейчас — как-то не очень. Поэтому правильно, что Россию на биеннале представляет именно музей, занимающийся изучением и сохранением прошлого. Это, кстати, и выделило отечественный павильон из чреды экспозиций остроумных, но одинаковых по посылу, из-за чего посетители фланируют от одного проекта к другому, плывут по течению, надолго застревая разве что внутри «Открывая утопию».

Дело еще и в том, что важной частью российской инсталляции стали разработанные в том же ВНИИТЭ картонные кресла — объекты сильные и, можно сказать, аутентичные. Лайтбоксы с наборами архивных слайдов, необходимые для медленного погружения в контекст, пульсируют на стенах; большими проекциями идут интервью с работниками ВНИИТЭ и инфографика с историей создания дизайна в СССР — все это требует сосредоточенности и внимания. Вот люди и замедляют бег, останавливаются. Садятся, если есть свободные места. Казалось бы, пустяк — картонные стулья, являющиеся важной частью российской инсталляции, ан нет, скорость пассажиропотока резко падает, появляется вдумчивость.

Наталья Гольдштейн, отвечающая в ММД за международные связи, объясняет, что картонные стулья не простые, но во всех смыслах золотые, ведь лондонская инсталляция стала самым дорогим из всех интернациональных проектов музея. «Национальных экспозиций на биеннале больше четырех десятков, а присесть, кроме буфета, практически негде. Наши картонные стулья сделаны архитектором Александром Ермолаевым к Международному конгрессу по промышленному дизайну, проходившему в Москве в 1975 году. То есть, конечно же, это реконструкция одноразовой мебели, некогда удивившей международных гостей. Тогда в фойе гостиницы «Россия» из картона сделали целый гарнитур, идеально вписавшийся в стиль нашей ретрофутуристической инсталляции. Хотя, конечно, как мы их доставляли из России — отдельная история».

Читайте так же:
Пустотность у силикатного кирпича

Есть «бумажная архитектура», а российские музейщики показали в Лондоне реконструкцию «бумажной мебели», сработавшей на привлечение дополнительного внимания к сложно сочиненной и не менее сложно устроенной экспозиции. Как тут не вспомнить лесковского Левшу, который не только блоху подковал, но и привез из Лондона главный буржуинский секрет: англичане ружья кирпичом не чистят!

День открытых дверей

Экспозицию, разумеется, сопровождала большая параллельная программа. Ольга Дружинина, директор по развитию ММД, рассказала нашей газете, что «на биеннале в Сомерсет-Хаусе каждый день шли и продолжают идти дискуссии, а также круглые столы, в том числе инициированные дизайнерами и разработчиками стран — участниц биеннале. Однако и тут российские мероприятия, объединенные в один день, оказались особенно цельными и оттого запоминающимися».

Московский музей дизайна решил закрепить успех, выпавший на долю «Открывая утопию» (любая уважающая себя биеннале, как известно, раздает призы в самом начале своей работы, чтобы сориентировать посетителей, на что обращать внимание), ни много ни мало «Днем российского дизайна». Открыла его лекция американско-украинского исследователя Константина Акинши «Революция и термидор. Графический дизайн 1922–1937», наглядно сопоставлявшая традиционную православную иконографию с приемами советских авангардистов. Далее выступали, например, модельер Виктория АндреяноваМодная индустрия в современной России») и Сергей Смирнов, название доклада которого («Промышленный дизайн как инструмент в конкурентной борьбе») говорит само за себя. Антон Степанов, руководящий дизайн-центром Международного информационного агентства и радио Sputnik, подготовил обзор «Информационная графика в России с 1920–1930-х до сегодняшнего дня». Марина Тимофеева, сотрудник отдела теории и истории дизайна того самого ВНИИТЭ, которому посвящена инсталляция российского павильона, поделилась воспоминаниями о работе института, более всего напоминавшего утопическое пространство романа братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу». Профессор Тим Куббин рассказал о другом очаге советской конструкторской мысли — Сенежской студии (Центральной учебно-экспериментальной студии Союза художников).

Всего «День российского дизайна» вместил восемь докладов, презентацию английской версии книги «Советский дизайн, 1950–1980», подготовленной Аленой Сокольниковой и Александрой Саньковой (в книгу вошли материалы, показанные музеем на биеннале), и показ документального фильма «История русского дизайна» режиссера Елены Китаевой.

«Англичане ружья кирпичом не чистят», или Ещё раз о рентно-дивидентном способе мышления в государственных масштабах

. В налоговой системе, как в зеркале, можно разглядеть суть общественных взаимоотношений и истинные цели и задачи правящего класса.

Кирилл Неймарк

Кирилл Неймарк

Родился в 1976 г.р. Налоговый консультант. Читатель "Однако".

Комментарии 84

Russian Federation25 августа 2011 15:42

Russian Federation25 августа 2011 15:42 —>

Кирилл Неймарк

25 августа 2011 16:22

Герман Витрук

25 августа 2011 18:04

Russian Federation25 августа 2011 19:27

Russian Federation25 августа 2011 19:27 —>

Семён Горбунков

25 августа 2011 20:09, Vologda

Кирилл Неймарк

26 августа 2011 11:29

Семён Горбунков

26 августа 2011 12:13, Vologda

Кирилл Неймарк

26 августа 2011 12:20

Russian Federation25 августа 2011 20:12

Russian Federation25 августа 2011 20:12 —>

Australia26 августа 2011 05:29, Melbourne

Australia26 августа 2011 05:29 , Melbourne —>

Laioness

Russian Federation05 августа 2013 22:24, Saint Petersburg

Комитет по инвестициям Санкт-Петербурга направил в профильные Комитеты для детального изучения три федеральные «дорожные карты» по снижению административных барьеров в сфере строительства, энергетики и таможенного регулирования.
В течение двух недель на основании предоставленных «карт» в Комитет по инвестициям должны быть направлены предложения по улучшению бизнес-климата в Санкт-Петербурге.

Напомним, на Совете по инвестициям 29 июля 2013 года председатель Комитета по инвестициям Ирина Бабюк взяла на себя инициативу по организации эффективного процесса реализации в Санкт-Петербурге разработанных на федеральном уровне «дорожных карт» по снижению административных барьеров с учетом специфики нашего города. В «майских указах» 2012 года Президент России Владимир Путин поручил органам исполнительной власти разного уровня до 1 января 2015 года существенно улучшить условия ведения бизнеса в ключевых сферах — строительстве, энергетике, налоговом обложении и таможне. Для этого были разработаны специальные «дорожные карты» по улучшению бизнес-климата в российских регионах. Однако по итогам мониторинга их исполнения, проведенного Агентством стратегических инициатив в июне 2013 года, стало очевидно, что не все показатели достигли изначально поставленных целей. Комитет по инвестициям поставил задачу перед Комитетами принять существующие «дорожные карты» в работу и на их основе предложить меры по устранению административных барьеров в Санкт-Петербурге.

Laioness Russian Federation05 августа 2013 22:24 , Saint Petersburg —>

Левша (сказ)

«Левша́» (полное название: «Сказ о ту́льском косо́м Левше́ и о стально́й блохе́») — повесть Николая Лескова в жанре сказа. Написана и опубликована в 1881 году. Автор включил повесть в свой сборник произведений «Праведники». [1]

Содержание

История создания [ править | править код ]

Впервые напечатана в газете «Русь», в 1881 году, № 49, 50 и 51 под заглавием «Сказ о тульском косом Левше и о стальной блохе (Цеховая легенда)». Отдельным изданием впервые напечатана в 1882 году. [2] При публикации в «Руси», а также в отдельном издании повесть сопровождалась предисловием:

Я не могу сказать, где именно родилась первая заводка баснословия о стальной блохе, то есть завелась ли она в Туле, на Ижме или в Сестрорецке, но, очевидно, она пошла из одного из этих мест. Во всяком случае сказ о стальной блохе есть специально оружейничья легенда, и она выражает собою гордость русских мастеров ружейного дела. В ней изображается борьба наших мастеров с английскими мастерами, из которой наши вышли победоносно и англичан совершенно посрамили и унизили. Здесь же выясняется некоторая секретная причина военных неудач в Крыму. Я записал эту легенду в Сестрорецке по тамошнему сказу от старого оружейника, тульского выходца, переселившегося на Сестру-реку в царствование императора Александра Первого. Рассказчик два года тому назад был ещё в добрых силах и в свежей памяти; он охотно вспоминал старину, очень чествовал государя Николая Павловича, жил «по старой вере», читал божественные книги и разводил канареек. Люди к нему относились с почтением.

Впоследствии это предисловие было исключено автором, так как критика восприняла его буквально и сочла «Левшу» просто записью старинной легенды [2] .

Сюжет [ править | править код ]

В сюжете произведения смешаны выдуманные и реальные исторические события.

События повести начинаются приблизительно в 1815 году [3] . Император Александр I во время поездки по Европе посетил Англию, где в числе прочих диковинок ему продемонстрировали крошечную стальную блоху, которая могла танцевать. Император приобрёл блоху и привёз её домой в Петербург.

Читайте так же:
Сколько весит европоддон кирпичей

Спустя несколько лет, после смерти Александра I и восшествия на престол его брата, императора Николая I, блоху нашли среди вещей покойного государя и не могли понять, в чём смысл «нимфозории». Донской казак Платов, [4] который сопровождал Александра I в поездке по Европе, появился во дворце и объяснил, что это образец искусства английских механиков, но тут же заметил, что русские мастера своё дело знают не хуже.

Государь Николай Павлович, который был уверен в превосходстве русских, поручил Платову осуществить дипломатическую поездку на Дон и заодно посетить проездом заводы в Туле. Среди местных умельцев можно было найти тех, кто мог бы достойно ответить на вызов англичан.

Будучи в Туле, Платов вызвал троих самых известных местных оружейников, среди которых и мастеровой по прозвищу «Левша», показал им блоху и попросил придумать нечто такое, что превзошло бы замысел англичан. Возвращаясь на обратном пути с Дона, Платов снова заглянул в Тулу, где троица всё продолжала работать над заказом. Забрав Левшу с неоконченной, как считал недовольный Платов, работой, он отправился прямиком в Петербург. В столице под большим увеличением «мелкоскопа» выяснилось, что туляки превзошли англичан, подковав все ноги крошечной блохи.

Государь и весь двор были восхищены, Левша получил награду. Государь распорядился отослать подкованную блоху обратно в Англию, чтобы продемонстрировать умение русских мастеров, и также послать Левшу. В Англии Левше продемонстрировали местные заводы, организацию работы и предложили остаться в Европе и жениться, но он отказался.

На обратном пути в Россию Левша держал с «Полшкипером» (помощником шкипера) пари, по которому они должны были перепить друг друга. По прибытии в Петербург моряка привели в чувство в богатой больнице для знати, а Левша, не получив должной медицинской помощи, умер в простонародной Обухвинской больнице, где «неведомого сословия всех умирать принимают». Перед смертью Левша передал доктору Мартын — Сольскому оружейный секрет чистки стволов: «— Скажите государю, что у англичан ружья кирпичом не чистят: пусть чтобы и у нас не чистили, а то, храни Бог войны, они стрелять не годятся». Но Мартын — Сольский не смог передать поручение (помешал военный министр граф Чернышёв, заявивший доктору: «Знай своё рвотное да слабительное, а не в своё дело не мешайся»), и по словам Лескова: «А доведи они левшины слова в своё время до государя, — в Крыму на войне с неприятелем совсем бы другой оборот был».

Основные персонажи [ править | править код ]

  • Левша — талантливый русский мастер, оружейник;
  • Платов — атаман Войска Донского, генерал от кавалерии;
  • Александр I — российский император (1801—1825);
  • Николай I — российский император (1825—1855);
  • «Полшкипер» (искажённое «подшкипер») — моряк с английского судна;
  • Чернышёв — граф, военный министр (1832—1852);
  • «Мартын — Сольский» (Сольский) — доктор медицины, тайный советник;
  • «Кисель роде» (Нессельроде) — граф, государственный канцлер (1844—1862).

Художественные особенности [ править | править код ]

Критики первых изданий посчитали, что вклад Лескова в создание повести минимален и что он якобы только пересказал легенду, которая ходила среди тульских мастеров. Лесков с этим мнением спорил и объяснял, что произведение практически полностью выдумано им:

Всё, что есть чисто народного в «сказе о тульском левше и стальной блохе», заключается в следующей шутке или прибаутке: «англичане из стали блоху сделали, а наши туляки её подковали да им назад отослали». Более ничего нет «о блохе», а о «левше», как о герое всей истории её и о выразителе русского народа, нет никаких народных сказов, и я считаю невозможным, что об нём кто-нибудь «давно слышал», потому что, — приходится признаться, — я весь этот рассказ сочинил в мае месяце прошлого [5] года, и левша есть лицо мною выдуманное. [6]

Повесть «Левша» — это пример русского сказа, традиции которого были заложены ещё Гоголем. Повествование выглядит как устный рассказ, в котором автор, незнакомый с иностранными словами, коверкает их самым неожиданным образом. Настоящее богатство произведения — это особый язык повести, который пересыпан каламбурами и словами, возникшими в фантазии писателя, своеобразной народной этимологией: нимфозория, мелкоскоп, клеветон, Твердиземное море и др. [7] Этим же приёмом стилизации под народную этимологию Лесков пользуется и в других своих произведениях: «Леон, дворецкий сын», «Полуношники», «Заячий ремиз», и др. [8]

Критики отмечали, что при всей внешней лубочности и гротеске в произведении Лескова отчётливо проступает национально-патриотическая тема, призыв к осознанию роли отдельно взятого человека в делах государственного масштаба. В своих последних словах умирающий Левша обращается к царю: «…у англичан ружья кирпичом не чистят. Пусть чтобы и у нас не чистили, а то, храни Бог войны, они стрелять не годятся». [9]

Левша в русском языке стало нарицательным именем, обозначающим талантливого выходца из народа, мастера с золотыми руками, a выражение «подковать блоху» стало фразеологизмом.

Некоторые предложения по применению кирпичей при оверклокинге

Ни для кого не секрет, что производители выпускают радиаторы с контактной стороной, мягко говоря, не совсем ровной. А в просторечии «горбатые». Если нет желания «выжать» из железа производительность по максимуму, то «и так сойдёт». Если же подобное желание просыпается, то начинаются проблемы, ибо штатная система охлаждения перестаёт справляться с повышением температуры.

Одним из способов решения этой проблемы является притирка контактных поверхностей радиатора, а в некоторых случаях, и процессора (памяти). Во многих статьях авторы рекомендуют для этих целей применять мелкую наждачную бумагу (шкурку «нулёвку»). Как человек имеющий опыт подобной работы (я проработал слесарем-инструментальщиком более 10 лет), вынужден отметить большой риск «завалить» края у изделий и таким образом испортить вещь.

реклама

Так как это сделать с минимальным риском испортить вещь? Ответ прост. Притирочные паста и плита. Одна проблема, мало у кого дома есть алмазная паста и ровная чугунная плита. Ну что ж, это не проблема. Заменим.

Нам понадобятся: два обломка красного кирпича, любое масло, кусок оконного стекла со свалки (старое зеркало, стекло от книжной полки), старые капроновые (или из чего их там теперь делают) колготки, старая зубная щётка, зубная паста.

Читайте так же:
Сколько кирпичей надо для одного квадратного метра

Итак, начнём. Найдя на ближайшей стройке пару обломков кирпича, мы выходим на улицу, находим участок достаточно «чистого» асфальта и отёсываем эти обломки так, чтоб у каждого было по одной плоской стороне размером примерно 6х4 см (60х40 мм). На той же стройке подыскиваем кусок оконного стекла размером примерно с книгу. Поосторожней, не порежьтесь.

Придя домой тщательно промываем обломки зубной щёткой, чтоб вымыть грязь из всех щелей. Если в доме есть изолента, скотч или подобное то обклеиваем им края стекла. Если скотча нет, берём газету, мочим в мыльной воде (соскоблите немного мыла в мыльницу и разведите водой) и заклеиваем края полосками этой бумаги в 2 слоя. Когда подсохнет, можно работать. Этим мы обезопасим себя от случайного пореза.

Возвращаемся к кирпичам. Наливаем в любую ёмкость немного воды и начинаем тереть обломки друг об друга сторонами, которые мы обтесали об асфальт ранее. Потерев немного, смываем образовавшуюся «грязь» в ёмкости с водой и опять трём. Так мы получаем немного грязно-коричневой воды. Всё, кирпичи можно отложить или выбросить.

Теперь покупаем шоколадку и бегом к маме, сестрёнке, любимой девушке. Просим старые колготки, которые они собрались выбросить. Вообще-то можно и новые. Если специально их не рвать, то ничего с ними не будет. Натягиваем «штанину» на металлическую, лучше эмалированную, миску и переливаем, предварительно взболтав, полученную жидкость через этот «фильтр». Во избежание разлития, слегка продавливаем «фильтр» сверху пальцем до получения своеобразной воронки. Аккуратно смываем отфильтрованный мусор с колготок и относим их хозяйке с благодарностью. Полученную фильтрованную жидкость выпариваем на плите досуха. Аккуратней, не спалите миску. Лучше когда останется густая масса, снимите с плиты. Сама досохнет.

Ну вот, после высыхания у нас появился притирочный порошок. Соскабливаем чайной ложкой и пересыпаем в какую-нибудь ёмкость. Теперь стелим на табуретку или стол слегка влажное полотенце, а сверху кладём стекло. На влажном полотенце стекло не будет скользить. Притирочный столик тоже готов.

Теперь насыпаем на стекло четверть чайной ложки, без горки, порошка и добавляем несколько капель любого масла (хоть «Олейна», неважно) до получения вязкой кашицы. Получив, таким образом, притирочную пасту, начинаем сам процесс выравнивания поверхности радиатора.

Далее следует длинная, нудная, забитая непонятными словами лекция о том, под каким углом надо держать локти и т.д. ….. Выслушали? Тогда за дело!!

Удобно усевшись, ставим радиатор притираемой стороной в «грязь» и начинаем плавно выписывать круги и восьмёрки по стеклу. Очень скоро вы сами, так сказать, набьёте руку и приноровитесь делать это достаточно плавно, но при этом эффективно. Не пытайтесь слишком сильно давить на деталь или дёргать её. Во-первых, в этом нет необходимости, процесс притирки силой ускорить НЕВОЗМОЖНО, во-вторых, можете испортить радиатор, перекосив его. Вашим критерием оценки является слух. Пока деталь «шуршит», она притирается. Если радиатор низкий, его высота примерно вдвое ниже длины и ширины, то просто прижмите одним-двумя пальцами сверху в центре и «елозте» так. Если радиатор высокий, то держите его как можно ниже также двумя пальцами. Ещё раз говорю, не надо прилагать силу. Всё «само делается», если туговато «елозится», добавьте ещё немного масла, но не перелейте, а то начнёт проскальзывать. Если вы не хотите рисковать, возьмите любую алюминиевую «железку» и потренируйтесь на ней.

реклама

Выровняв, таким образом, радиатор отмываем его в тёплой воде от остатков притирочной пасты и переходим к полировке. Тут оверклокеры рекомендуют пасту ГОИ, но её надо ещё иметь. Заменяем.

Берём вельветовую, полушерстяную, хлопчатобумажную тряпку и намазываем немного зубной пасты на неё. Даём чуть подсохнуть, и энергично начинаем тереть этой тряпицей по обработанной поверхности. В процессе полировки паста высохнет совсем и соберётся на тряпочке. Через полчаса получаем идеально ровную, полированную поверхность. Не забудьте смыть остатки пасты. Центральные процессоры притираются также. Только не забудьте заткнуть чем-нибудь отверстие в крышке CPU.

Графический процессор видео карт ровняется немного по-другому. Поскольку у нас нет возможности снять его с карты, придётся найти или отколоть маленький кусочек стекла, размером примерно вдвое превышающий GPU и работать им. Нанеся кирпичную пасту на стеклышко, аккуратно притираем микросхему, придавливая и одновременно передвигая стекло одним пальчиком. Не надо «насиловать», как я уже писал. Также поступаем и с микросхемами памяти, если в этом есть необходимость. Теперь промываем спиртом, смазываем тонким слоем термопасты и собираем компьютер.

Ну что ж, на вопрос «Как?» я, вроде, ответил. Слышу вопрос «А зачем? Наждачкой проще!» Не всё что прощё — лучше. Когда вы притирали свой радиатор по моей методике, вы наверняка заметили, как трудно оторвать его от стекла для того чтоб посмотреть «а не хватит ли?». Законы гидродинамики никто не отменял. А согласно им две более-менее ровные поверхности, если между ними намазать пастообразное вещество, будут скользить параллельно друг другу. И чтобы изменить их угол соприкосновения придётся приложить существенное усилие (потому и не надо давить на деталь при обработке). И разница в приложении усилий для осуществления скольжения (притирки) и изменения угла (перекоса или отрыва детали для оценки степени выравнивания) очень существенна даже для человека впервые этим занимающегося. Таким образом, сама природа помогает нам не испортить нашу видео карту или процессор.

После написания данной статьи прошло немного времени и пришлось как-то доводить до ума очередной радиатор. Поскольку статья была уже написана и выложена на одном из сайтов, можно было расслабится и спокойно, без попыток проверить правильность слов, работать. В результате появилось несколько дополнений к статье.

Так с практической точки оказалось, что применение в процессе притирки именно растительного масла, а не машинного, наиболее оправдано. Дело в том, что после окончания предварительной обработки необходимо отмыть деталь (радиатор, чипсет или процессор) от смеси масла, притирочного порошка и частиц сошлифованного материала. Как оказалось, растительное масло смывается гораздо легче, как простым мылом, так и различными моющими средствами не оставляя грязи на детали. Что, откровенно говоря, и неудивительно.

В части полировки тоже появились некоторые дополнения. Например, сам процесс полировки значительно убыстряется, если в качестве полировочного материала применять не зубную пасту, а меловой порошок. Я применил школьный мелок, просто натерев им тряпицу (за эту идею отдельное спасибо моей сестре. Она, хмыкнув, надоумила).

Читайте так же:
Сайдинг под дерево или кирпич

Они кирпичом ружья не чистят

Август 2008 / Ю. Максимов / История

«Скажите Государю, что у англичан ружья кирпичом не чистят: пусть чтобы и у нас не чистили, а то, храни Бог, война, а они стрелять не годятся», – внятно выговорил Левша, перекрестился и умер.
…Государю так и не сказали, и чистка всё продолжалась до самой Крымской кампании. В тогдашнее время, как стали ружья заряжать, а пули в них и болтаются, потому что стволы кирпичом расчищены…
А доведи они Левшины слова в своё время до Государя – в Крыму на войне с неприятелем совсем бы другой оборот был…»

Миф, рождённый классиком

Именно чисткой канала ствола ружей толчёным кирпичом наш замечательный писатель Николай Семёнович Лесков (1831-1895 гг.) в «Сказе о тульском косом Левше и о стальной блохе», написанном в 1881 г., объясняет своим читателям причину неудачи Русской армии в Крымской (Восточной) войне 1853-56 гг.
Конечно, учитывая баснословный склад легенды о косом Левше (хотя существовал возможный реальный прообраз Левши, механик и оружейник ИТОЗа Алексей Сурнин (1767-1811 гг.), детали биографии которого совпадают с жизненными событиями нашего героя, сумевшего подковать блоху) а также его эпический характер, мы можем предсмертные слова Левши понимать в гораздо более глубоком смысле. Например, как совет государю Александру Павловичу (события сказа происходят в начале XIX века) «встряхнуть мозги» извечно консервативным генералам, насытить пехоту нарезным оружием, усилить артиллерию, усовершенствовать тактику боя, создать броненосный паровой флот и провести социально-экономические реформы. Но, как известно, одна-единственная фраза главного героя сатирического рассказа Лескова превратилась в известнейшую легенду, породившую укоренившийся всенародный миф о «расчищенных кирпичом» ружьях русской пехоты как первопричине поражения России в войне и даже как показатель уровня технической образованности русских военных того времени.
Безусловно, сатира Лескова в первую очередь направлена на тех, кто преклонялся перед всем иностранным, несмотря на то, что «и у нас дома не хуже есть», а затрагивание оружейной темы лишь добавляет колорит рассказу. Быть может, оно того и не стоит, но мы, воспользовавшись творчеством Николая Семёновича как предлогом, всё-таки попробуем совершить краткий экскурс в XIX век. Вооружившись для пущей уверенности документами эпохи Левши и Лескова, мы можем с достаточно высокой степенью достоверности ознакомиться с особенностями сбережения оружия в Русской армии и сделать свои выводы.

Наставления

И в XIX веке, надо полагать, до солдата непросто было донести суть премудростей правильной чистки оружия, тем более, как мы убедимся в дальнейшем, в те времена сбережение ружья представляло собой несравненно более сложную задачу, чем в наши дни. Для грамотного применения и сбережения личного оружия солдата были написаны «Наставления», по своей сути не меняющиеся уже пару сотен лет. И существует унтер-офицерский состав, всегда готовый помочь солдату чётко усвоить все правила «Наставлений».
Итак, заглянем в армейские «Наставления» первой половины и середины XIX века. Если следовать тому, что осмысление вредности чистки стволов ружей кирпичом, по рассказу Лескова, пришло лишь после Крымской войны, то, следуя логике, «болтание» пули в стволе можно объяснить именно неправильным уходом за оружием. Однако ещё в 1808 году командир Либавского мушкетёрского полка доносил инспектору всей артиллерии о том, что в его полку «ружья по давнему их существу состоят ещё с 1700 года». По сводкам 1808-1809 гг., поступившим из войсковых частей, количество калибров ружей исчислялось десятками. Такое разнообразие объяснялось не только естественным износом стволов древних фузей, но и наличием на вооружении Русской армии ружей и отечественного, и иностранного производства, как покупных, так и трофейных. Помимо этого, валовое производство ружей на отечественных заводах часто не соответствовало установленным образцам. Даже образцы ружей, присылаемые на заводы как эталоны копирования, отличались по своим размерам. Инспектор Сестрорецкого завода Гогель в 1820 г. писал, что эталонные ружья обр. 1808 года отличаются не только по длине, но и по калибру. Ружья, полученные войсками из арсенального ремонта, вообще зачастую невозможно было идентифицировать ни по году производства, ни по производителю. Калибр ствола, ясное дело, каждое из них имело индивидуальный. Эта проблема частично решалась строгим отбором ружей одного калибра в каждую отдельно взятую войсковую часть.
Учтя уроки войны 1812 года, когда французов били ещё из петровских фузей и разнокалиберных ружей с «прогоревшими» стволами, после 1817 года прежние образцы ружей стали постепенно заменяться вновь введёнными. Однако на вооружении продолжали оставаться и трофейные ружья, и ружья, собранные из деталей русского и французского производства. К 1844 году, когда приняли ударное переделочное ружьё, вооружение русской армии стало более унифицированным, хотя в некоторых источниках отмечено участие в Крымской кампании петровских фузей якобы ещё со времён Северной войны.
Обязательно обратим внимание на то, что в начале XIX века вооружение русской армии ничем не отличалось от вооружения Англии или Франции. И, как отмечает В.Фёдоров, «характерной особенностью эпохи является крайнее разнообразие вооружения: его разнотипность и разнокалиберность. Последнее значительно затрудняло снабжение патронами и понижало баллистические качества из-за большого прорыва пороховых газов и разницы в диаметре пули и канала ствола».
Исходя из вышесказанного, уже достаточно сложно утверждать, что лишь один износ стволов гладкоствольных ружей, естественный или посредством неправильной чистки, является доминирующим фактором, повлиявшим на результаты Крымской войны. Тем более, когда доля нарезных «Энфилдов» в армии Англии была свыше 50%, во французской армии – свыше трети составляли штуцера Тувенена, а доля нарезных ружей в русской армии лишь к концу войны с 4-5% достигла 13,4%.
Наш знаменитый штыковой бой и новая пехотная тактика явились следствием относительно слабой эффективности стрельбы из ружей, в несколько раз уступающим по дальности и меткости стрельбы винтовкам союзников. О состоянии стрелкового вооружения русской армии накануне Восточной войны в своё время высказался генерал-лейтенант А.М. Зайончковский: «…Медленность заряжания, плохие баллистические качества и плохое состояние оружия делало его малопригодным для употребления в бою». Теперь обратимся к документам ушедшей эпохи.

Сбережение и чистка ружья

Именно эти пункты «Наставлений», исходя из обозначенной проблемы, нас интересуют больше всего. Процесс чистки ружья (впоследствии – винтовки) разбивался на несколько этапов – чистка ствола, чистка замка, чистка ложи и прочих частей ружья. Этапы чистки отдельных частей оружия сопровождаются общими, не менее важными, указаниями.
Чтобы представить непростую задачу по сохранению ружья в надлежащем виде, обратим внимание на перечень необходимых приспособлений. Итак, каждый солдат должен иметь: сухую чистую тряпку и тряпку, пропитанную несолёным салом, несколько «пёрышек», очищенную от кострики паклю, «чистилку» из мягкого дерева (для чистки замка, различных гнёзд и канала ствола). Ещё: кусок бараньего или говяжьего сала, пузырёк с очищенным «деревянным маслом», некоторое количество триппела (запомним это название) и, если позволяют обстоятельства, из сухого дерева дульную палку, которая при чистке ствола заменяет шомпол с протиркой.
Далее следуют несколько параграфов: о правильном отборе сала для смазки (отмечается, что при отсутствии возможности «перегреть» имеющееся в продаже пищевое сало, оно непригодно для смазки оружия из-за содержания в нём активных веществ, окисляющих металл); о способах приготовления «костяного жира». А также о методике очищения «деревянного масла» и, что нам наиболее интересно, о способах чистки металлических и латунных деталей от окисления и ржавления. Здесь мы сталкиваемся с применением абразива в чистке ружья. Что же представлял собой абразив?
В XIX и начале XX вв. в России была хорошо известна «английская глинка», официально несколько неблагозвучно именуемая «триппел». Кусок этой «глинки», из которой в Англии делали дорогую фарфоровую посуду и абразивную пасту для чистки оружия, растирался в порошок и смешивался с маслом (для чистки железных частей) или с водой (для чистки медных частей). Как указывается в «Наставлениях» XIX века, триппел, в случае необходимости, может быть заменён порошком от тёртого кирпича, белой глины и т.п. При этом полученный порошок перед применением обязательно должен быть просеян через тряпку. Тогда полученная пыль легко заменяет собой триппел. Как видим, битый кирпич (он, кстати, тоже из глины, хоть и не всегда белой) для чистки ствола пока применять не советуют.
Далее, особое внимание рекомендуется обращать на ржавчину и её скорейшее удаление с поверхности металла оружия. Возможно, читатель сейчас предположил, что ржавчину «Наставления» рекомендуют сразу удалить при помощи абразива? А вот и нет!
Читаем: «Малейшую красноту, появившуюся на какой-либо части ружья, нужно стараться счищать, оттирая её тряпкою, предварительно размягчив её маслом; ржавчину же, не поддающуюся этому способу, следует смазать маслом, оставить на некоторое время в тёплом месте и потом стараться свести с помощью чистилки из мягкого дерева. А ежели и после этого ржа не отчищается, то развести с деревянным маслом немного триппела и, взяв его на чистилку, свести ржавчину. Ржавчину, не очищенную таким способом, выводят в оружейной мастерской. Ржавчину, образовавшуюся в канале ствола, можно только обтирать просаленной тряпкой, а прибегать к другим способам чистки, во избежание порчи ружья, строго воспрещается. Такое ружьё следует отправить в оружейную мастерскую».
Как видно, насаждается крайне бережное отношение солдата к оружию, и подробнейшим образом даются указания по его чистке. А методология не вызывает каких-либо сомнений в том, что люди, писавшие «Наставления», и солдаты, для кого они предназначались, были прекрасно осведомлены о том, как правильно сберегать армейское оружие. К слову, участники знаменитого Альпийского перехода 1799 г. приписывают А.Суворову примечательные слова: «Голодный солдат бережёт единственный кусок сала, чтобы чистить им ружьё». Приоритеты налицо.
Ствол после стрельбы очищали либо протирали или же, если позволяли условия, промывали горячей мыльной водой с последующим смазыванием.
Медные (латунные) части ружья чистились с применением триппела, разведённого на квасе или воде. Кирпичную пыль (видимо, как более грубый абразив) применяли лишь при отсутствии триппела. При сильном окислении латунных частей их помещали на 12 часов в квасную гущу, с последующим очищением при помощи триппела.
Очень большое значение придавалось сохранению оружия в походных условиях и на постое – в «Наставлениях» этому отводилось много места. При этом актуальность данных старинных советов не утратилась и сегодня. Во второй половине XIX века в российской и европейских армиях инструкции по разборке и сбережению винтовки существовали даже в виде распечаток на больших солдатских платках.

Читайте так же:
Прошивка для oysters t72 3g кирпич
Заключение

Замеряя калибрами стволы старых СКС и винтовок Мосина, часто можно наблюдать «раструб» в дульной части, обычно появляющийся при чистке оружия с дульной части стальным шомполом. И этот процесс, конечно, происходит без применения кирпичной пыли. А ведь ствольная сталь современного оружия гораздо устойчивее к истиранию. Что же говорить о железных стволах старинных ружей, служивших при этом порой по 50-100 лет и вряд ли всегда чистившихся при помощи деревянных «ствольных палок»?
Касательно боевого применения кремневых гладкоствольных ружей первой половины XIX века, не стоит особо иронизировать по поводу их «огневых» возможностей – дело не всегда решалось только «штыком и прикладом», что, вопреки ещё одному известному мифу, не раз блестяще доказывали солдаты Суворова.
Конечно, нельзя идеализировать солдатский уход за ружьём во времена Суворова или Нахимова. Нам сейчас трудно представить, чего тогда стоило солдату поддерживать своё оружие в «уставном» состоянии. Ведь даже поверхность ствола, не защищённого оксидной плёнкой, постоянно ржавела, кстати, и в казарме тоже. Именно этот налёт ржавчины и чистили, причём наверняка именно толчёным кирпичом, раз уж применение для этого абразива рекомендуется «Наставлениями». Косвенно это подтверждается обычным для старых ружей абразивным повреждением верхней, не скрытой в дереве ложи части ствола и чистой, заводской полировки, поверхности нижней части ствола.
При этом нельзя уверенно отрицать, что абразив никоим образом не применялся для чистки ржавого канала ствола старых ружей. Но, вероятнее всего, такие работы могли проводиться только в ремонтных мастерских, что не относится к нашей теме.
Если принять во внимание методологию чистки и концепцию ухода за огнестрельным оружием (нарезного в т.ч.) различных народов в XIX веке и принять во внимание известное сходство в этих вопросах, то роль толчёного кирпича в износе стволов огнестрельного оружия следует, если не игнорировать вообще, то оставить как спорную версию. При этом автор не может считать тему закрытой, а свои предположения и аргументы – единственно верными. Одно лишь можно утверждать уверенно – неудачи русской армии в Восточной войне были обусловлены отнюдь не последствиями чистки ружей толчёным кирпичом…

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector